Категории

Скачать полный прайс

Скачать прайс Утварь, Сувениры

Детки мои любимые... Схиигумения Фамарь. Письма. Стихи. Воспоминания

Детки мои любимые... Схиигумения Фамарь. Письма. Стихи. Воспоминания
Детки мои любимые... Схиигумения Фамарь. Письма. Стихи. Воспоминания Детки мои любимые... Схиигумения Фамарь. Письма. Стихи. Воспоминания Детки мои любимые... Схиигумения Фамарь. Письма. Стихи. Воспоминания Детки мои любимые... Схиигумения Фамарь. Письма. Стихи. Воспоминания
Издательство: Сепфора
Год издания 2014
Бумага белая офсетная; мелованная с илл.
Тип обложки Интегральный. КШС - (шитье блока на нитку)
Количество страниц 228
Формат(мм) 145х205
В упаковке шт: 16
Гриф ИСРПЦ ИС Р14-412-1215
Наличие: Есть в наличии
290.00 р.

 

    Дорогие благочестивые читатели! Приобретая эту замечательную книгу о матушке Фамари, Вы помогаете Серафимо - Знаменскому скиту. Все средства от продажи данного издания поступают в помощь обители. Спаси Вас Господь!

 

Книги нашего издательства можно приобрести без ограничения суммы заказа магазина!

Для оформления заказа отправьте заявку на нашу почту office@prav-kniga.ru, укажите наименование товара, кол-во, ФИО (полностью) и адрес получателя.

Если вы заказываете и другие книги и товары из нашего ассортимента, то книги нашего издательства  можно добавлять в корзину вашего заказа и далее оформлять заказ обычным способом, следуя подсказкам системы магазина.

 

    Детки мои любимые... Схиигумения Фамарь. Письма. Стихи. Воспоминания. Сост. С.Фомин

   Серафимо - Знаменский скит, основанный в начале XX века, находится в Домодедовском районе Подмосковья. В истории Русской Православной Церкви он стал знаменит высотою монашеской жизни его устроителей: схиигумении Фамари (Марджанишвили, 1868-1936), епископа Арсения (Жадановского, 1874-1937), священномученика епископа Серафима (Звездинского, 1883-1937).

     Основательница скита Схиигумения Фамарь, в миру - Тамара Александровна Марджанишвили, происходила из богатой грузинской княжеской семьи, получила хорошее светское воспитание и образование. Лишившись родителей, она в 1889 году поступила в Бодбийский монастырь св. равноапостольной Нины, вызвав поначалу отчаянное сопротивление родственников.

     Впоследствии, в 1902 году, за молитвенные подвиги, высоту и чистоту духовной жизни, проницательный ум она была назначена игуменьей этого крупнейшего монастыря Грузии, где подвизалось около 300 сестер.

     Значительное влияние на матушку в те годы оказал св. прав. Иоанн Кронштадский, наставлениями и молитвенным общением, развивший в ней ревность по Бозе. Он же, более чем за 20 лет, предсказал ей пострижение в великую схиму (в 1916 г. в Серафимо-Знаменском скиту) и игуменство в трех монастырях: св. Нины в Бодбе, Покровской общине сестер милосердия в Москве, Серафимо - Знаменском скиту.

     Не только отец Иоанн, но и другие высокие духовные лица ценили матушку за ее серьезность, деловитость, строго церковное православное направление и безукоризненную монашескую жизнь. Митрополиты: Флавиан (Городецкий), Владимир (Богоявленский), Макарий (Невский); старцы: схиигумен Герман, о.Алексей Мечев, иеросхимонахи Анатолий Оптинский и Алексий Зосимовский, схиархим. Гавриил Седмиезерский и другие знали ее и относились к ней с глубоким уважением. Особо близкие отношения установились у матушки, после переезда в Москву, с вел. кн. Елизаветой Федоровной, основательницей Марфо - Мариинской обители сестер милосердия.

     Но главным покровителем и помощником в жизни матушки был преподобный Серафим Саровский. Она говорила: «Вся жизнь моя в руках преподобного Серафима». Его жизнеописание стало первой книгой1 духовного содержания, прочитанной юной послушницей Тамарой в Бодбийской обители и с тех пор она возымела к нему необычайную любовь.

     После революционных событий 1905 года в Грузии был совершен ряд убийств политических и духовных лиц, и даже на игумению Бодбийского монастыря Ювеналию Марджанишвили, будущую схиигумению Фамарь, было организовано покушение во время поездки в Тифлис. Знаменательно, что произошло это 27 ноября /10 декабря 1907 года - в день, когда совершается празднество в честь иконы Матери Божией «Знамение», впоследствии сыгравшей решающую роль в судьбе матушки...

 

     Предлагаем Вам немного почитать и ознакомиться с книгой

               "Детки мои любимые... Схиигумения Фамарь":

 

                                                     Часть I

                                            Схиигумения Фамарь

 

       Схиигумения Фамарь, в миру Тамара Александровна Марджанова, рано лишилась родителей, сначала—отца, а потом, в 19 лет, и матери.
Оставшись вместе с младшей сестрой в своем родовом имении самостоятельной, Т[амара] А[лександровна], обладая прекрасным голосом и музыкальными способностями, готовилась поступить в Петербургскую консерваторию (да и вообще ей намечался путь светской жизни). Но от Господа человеку стопы исправляются. Так было и с ней.
       Как-то раз ее родная тетя *, долго не видевшая племянниц, пригласила их к себе. Она писала: «Вы забыли о нас и не хотите навестить, тогда, по крайней мере, приезжайте посмотреть на открывшийся русский женский монастырь у святой Нины; из Москвы сюда присланы монахини».
Известие это соблазнило молодых благонастроенных девиц. Они быстро собрались и через два дня были уже у родных в г. С[игнах], в трех верстах от означенной обители.
На второй день по приезде обе сестры поспешили отправиться в монастырь ко всенощной. Служба шла в маленьком домовом храме; пели три инокини; только что назначенная игумения Ювеналия 2 читала канон. В такой обстановке и обществе Т[амаре] А[лександровне] никогда не приходилось бывать.
Как только вошла она в церковь, моментально у нее явилась мысль: «И я поступлю в монастырь». В душе молодой девушки произошел какой-то внезапный переворот: ...

 

.........................

 

      Значительное влияние на матушку имел еще и о. Иоанн Кронштадтский примером благодатного настроения, а главное, молитвенным общением и наставлениями, немало способствовавшими развитию в ней духа ревности по Бозе.
      О своем знакомстве с этим Великим пастырем матушка передает следующее:
«Впервые увидела я о. Иоанна в Петербургском В[оскре- сенском] монастыре, где мы постоянно останавливались, приезжая в столицу по разным делам, а в данном случае— с специальной целью—поблагодарить Кронштадтского светильника за оказанное им внимание нашей обители.
Дело было в том, что Б[одбийский] монастырь, только что переделанный в женский, на первых порах крайне нуждался в материальных средствах. Бывало—ни денег, ни провизии не доставало, а в долг не давали. И вот однажды, когда особенно ощущали во всем недостаток, мы с матушкой, скорбные, пошли в храм помолиться о ниспослании нам свыше помощи. Стоим и плачем... Вдруг, отправляющаяся на почту сестра, подает для засвидетельствования повестку на 200 рублей... Деньги оказались от батюшки о. Иоанна, который писал матушке: «Приимите, посылаю, родная, на крайние нужды двести рублей».
Это случилось тем более неожиданно, что до сего времени у нас не было ни знакомства, ни переписки с о. Иоанном. Очевидно, он сам провидел духом, что где-то далеко на Кавказе во вновь формируемом женском монастыре сестры бедствуют, и для поддержки их послал свою лепту...

 

............................................

 

       Ах, как благодатны эти всенощные под открытым небом в святом скиточке, сколько утешения и радости приносят они обитательницам его.
       Скоро полночь. В соседней деревне еще не спят: оттуда доносятся крики гуляющих, пение, игра на гармонике...
        Часы бьют двенадцать... Вслед за этим в скиту раздается благовест нежно звучащего колокола, призывающего насель- ниц в храм к полунощнице...
         Какой страшный контраст чувствуется тогда между «во зле лежащим миром» и святым уголком. Там идет угождение сатане, сопровождаемое пляской, визгами и всякой сквер- ной,—здесь совершается смиренное служение Господу с молитвой, с удивительным духовным пением, слезами и душевной чистотой...
         Там, среди веселья и разгула, в дружной на вид компании, в сердцах людей кипит взаимная вражда, злоба, зависть, человеконенавистничество, в этом же благодатном собра- нии—при святом молитвенном единении происходит как раз обратное: заглаживание, уничтожение всяких злых чувств...
         Нужно быть свидетелем скитской полунощницы, чтобы восчувствовать всю ее нравственную высоту и пользу для инокинь. Последние после отпуста сходятся у чтимой иконы Спасителя и тут глубоко каются во всех своих немощах, грехах по следующей исповедной формуле, читаемой духовной матерью:
         «Спаситель мой! Тебе я обещалась посвятить всю свою жизнь, наполнить всю мою душу любовию к Тебе Одному! Проверяю свое сердце и «виновной себя представляю». Я грешна маловерием, духовным нечувствием, расслаблением в посте и молитве, неблагоговением ко святыне, неимением страха Божия...
Мне хотелось, чтобы никто и ничто не стояло на пути моем шествия к Тебе, о Христе! Спрашиваю теперь себя: так ли это, и замечаю, что многое возобладало мной: и пища, и одежда, и тепло, удобства жизни, привязанности и всякая сласть.
          Возлюбив Тебя, Господи, я думала свято любить моих ближних, а смотрю на себя и вижу, как я горда, самолюбива, обидчива, завистлива и ревнива, раздражительна и прочее, прочее (тут можно перечислить и другие грехи). А сколько у меня ропота, нетерпения, осуждения и всякого недоброжелательства к людям!...

                                                                                                                   (епископ Арсений (Жадановский)


....................................

     Из переписки Матушки:

 

                       Письмо 35.                          Среда Великая.


       «И взял с Собою Петра, Иакова и Иоанна, и начал скорбеть и тосковать. И говорит им: душа Моя скорбит смертельно, побудьте здесь и бодрствуйте со Мною». (Матф. 26, 37—38.) Вот почему мне так сильно хотелось видеть тебя, любимая и родная моя Танечка. Душа твоя мне так близка и ты без слов все понимаешь. Но лишена. Это, может быть, одно из Иови- евых испытаний. Не иметь возможности все, все высказать близкому, дорогому существу, какой я тебя чувствую.
       Жду себе больших и больших скорбей, а утешаюсь чтением сегодняшних паремий об Иове, и надеюсь, что Господь, видя, с какой покорностью я хочу отдаться Его Св. воле, пошлет и утешение.
Господь даде, Господь отъя.
       О    детях, вероятно, Соня и порассказала и прочла письмо.
       Что касается Саши , при всей ужасной скорби о тяжкой болезни, вдруг в сердце повеет какой-то тишиной и даже радостью, что сейчас ему хорошо.
Что-то непонятное.
       Радость моя и любимая детка, о тебе я сколько это время думаю. Вручаю тебя всецело Царице] Неб[есной] и Преподобному, я так верю, что Господь сохранит твою жизнь и вернет и Сашу вполне окрепшим и духом и телом. Нужно твердо  верить, что Господь посылает [нрзб] все способствующее нашему спасению.
       Обнимаю тебя с детками, радость моя, и поздравляю с грядущими Святыми днями, а также и маму, Ев[гения Егоровича], Ирину, Евд[окию] Ал[ександровну] и няню. Всех вас да хранит Воскресший.
Крепко тебя любящая
                                                                                                                      Твоя с[хи]и[гумения] Ф.

 

 

Вы можете приобрести: Детки мои любимые... Схиигумения Фамарь. Письма. Стихи. Воспоминания , оформив заказ онлайн или по телефону: 8*499*340*86*92 или 8*910*430*17*22

Написать отзыв

Ваше Имя:


Ваш отзыв: Внимание: HTML не поддерживается! Используйте обычный текст.

Оценка: Плохо           Хорошо

Введите код, указанный на картинке:



Похожие товары
Новости
Введите Ваш e-mail
Яндекс.Метрика